Крис Черапович: «Вопрос про мою национальность самый популярный»
Крис Черапович: «Вопрос про мою национальность самый популярный»

Шведско-американский форвард Крис Черапович присоединился к «Нижнему Новгороду», как и положено, летом, но в отличие от остальных новичков вышел на паркет только в ноябре. Перелом кисти бросковой руки лишил «НН» потенциально одного из главных снайперов в своем составе, а перед самим Крисом поставил новый вызов – влиться в уже сложившуюся команду и заново научиться попадать в кольцо. 

Он снова не в составе из-за травмы плеча, но теперь он уже точно знает, как поскорее вернуться в строй. 

 

Крис, ты пропустил старт сезона, насколько тяжело это далось эмоционально?

- За всю свою карьеру я впервые не начал сезон вместе с командой. В предсезонке случалось всякое, но такого, чтобы я пропускал первые игры, команда уезжала, а я тренировался в одиночку, не было никогда. Это было реально тяжело! Хотелось быть вместе с парнями и во время квалификации ЛЧ, и на старте Лиги ВТБ и Лиги Чемпионов. Приходилось поддерживать их с трибун, а это сущий кошмар! Именно в такие моменты учишься терпению. Успокаивал себя тем, что сезон долгий, и я еще успею сказать свое слово. 

- Эта травма самая неприятная в твоей карьере?

- На втором курсе колледжа у меня были серьезные проблемы с бедром. Я тогда прошел через пять операций. Первые три были неудачными, потом потребовалось еще две, чтобы все исправить и в прямом смысле поставить меня на ноги. Сейчас я в полном порядке и о той травме давно забыл, но тогда тоже надолго выпал из баскетбола. 

- Как проходило твое возвращение? 

- Команда помогла. У всех парней разные характеры, разные темпераменты, но когда мы вместе, получается очень классное сочетание. Благодаря им я постепенно втянулся в игровой ритм. Честно скажу, поначалу было непросто. Я ведь успел пройти с ними только предсезонный сбор, а на этом этапе команда находится в поиске нужных взаимодействий. Поэтому, когда вернулся, пришлось заново вливаться в коллектив и искать свое место на площадке. Старался воспринимать случившееся как очередной вызов, с которым нужно справиться. 

- Из-за травмы ты пропустил игру в Минске против «Цмоки» в начале сезона. Наверняка до случившегося ты представлял, как вернешься в этот город и встретишься с бывшей командой?

- Ну конечно, мне хотелось сыграть против «Цмоки» и вместе со всеми поучаствовать в победе. За сезон в Минске я сдружился и с игроками, и с тренерским штабом, и с болельщиками. Болельщики там отличные! На каждом матче собиралась группа активных фанатов, которая очень шумно нас поддерживала. Я бы с большим удовольствием вышел еще раз перед ними, но только для того, чтобы обыграть «Цмоки». 

- Давай вернемся теперь уже на два года назад. Как ты принимал решение о переезде в Беларусь и Единую Лигу ВТБ?

- Я играл в Испании, в «Андорре», и, честно признаться, хотел остаться там, но предложение, на которое я рассчитывал, не поступило. Я практически ничего не знал о «Цмоки», но о Лиге ВТБ, конечно же, слышал и на всякий случай навел справки у знакомых игроков, выступавших в ней. Минск бился на три фронта: в национальном чемпионате, квалификации Лиги Чемпионов и собственно самой Лиге ВТБ. И я подумал, почему бы не попробовать себя на таком уровне? К тому моменту я успел поиграть в Польше, поэтому просто переехал в соседнюю страну. А этим летом, получается, уехал еще дальше на восток. Конечно, про Россию рассказывают разное, многое преувеличивают, но пока сам не побываешь в стране, лучше не делать никаких выводов. Лично я здесь всем доволен!

- Год назад в Минске ты давал большое интервью, где рассказывал про свои шведско-американские корни (отец Криса американец, мать – шведка). Это, должно быть, самый популярный вопрос к тебе? 

- Номер один по популярности! Я люблю обе страны – и Швецию, и США – ровно пополам. Родился я в Швеции, но каждое лето мы всей семьей уезжали в штаты на два-три месяца, затем я поступил в американский колледж, играл в NCAA, прожил там четыре года и практически не приезжал в Швецию. Сейчас живу то в одной стране, то в другой, езжу на лето в США, чтобы подготовиться к сезону, а в Швецию летаю обычно на несколько дней в гости или когда играю за национальную сборную. В общем, так и продолжаю жить на две страны.


- Давай проведем небольшой блиц. Когда ты был ребенком, на каком языке ты начал разговаривать?

- Кажется, на шведском. Да, точно! У нас в семье мама всегда говорит на шведском, а папа на английском. Когда о чем-то спорят, мама тоже переходит на английский. Поэтому с детства приходилось учить сразу два языка. Я, двое моих братьев и сестра владеем обоими и подстраиваемся под родителей в разговорах.

- Думаешь на шведском или на английском?

- В основном на английском, но стоит мне приехать в Швецию и провести там хотя бы неделю, как я переключаюсь на шведский. 

- Книги предпочитаешь читать на английском или шведском?

- На английском. Скорее всего, из-за учебы в колледже. Все-таки на протяжении четырех лет приходилось читать и учить только на английском, и теперь это уже привычка.

- Музыка?

- О, ну музыка точно на английском. Мне нравится самая разная музыка от хип-хопа до попсы. Иногда под настроение могу послушать кантри, особенно когда приезжаю в Америку. Мой дядя, который живет в США, очень любит этот жанр. В моем детстве мы часто гостили у него, и мне не оставалось ничего другого, как слушать кантри практически целыми днями. Потом в колледже ко мне в комнату поселился парень с юга, где тоже очень любят эту музыку. Со временем я к ней привык. 

- Что слушаешь из хип-хопа?

- Эминем, Джей-Зи, Дрейк. Но на хип-хопе я не зациклен, каждый день слушаю что-то новое и разное, главное, чтобы был хороший бит.

- Какую страну ты считаешь своим домом?

- Обе, и США, и Швецию. Хочу, чтобы и там, и там у меня был свой дом. Когда живу в США слишком долго, хочется вернуться в Европу, и наоборот.


- В том же интервью ты рассказывал про свои польско-белорусские корни.

- Да, мои прадедушка и прабабушка по отцовской линии были родом из Польши, из той части, которая сейчас входит в состав Беларуси. Во время первой мировой войны они эмигрировали в США и поселились в штате Массачусетс. Построили там ферму, родили десять детей и каждому, в том числе моему дедушке, отдали по куску земли. Дед построил на нем свой дом, как и другие его братья и сестры. В общем, в США у нас очень большая семья, а в одном отдельно взятом городке Флоренс, что в двух часах езды от Бостона, проживает целый клан Чераповичей.

- Это правда, что когда ты играл в Минске, выучил несколько русских слов?

- Да, я могу сосчитать до десяти, знаю самые простые фразы «Привет», «Как дела», «Вода с газом, вода без газа», «Извините», «Большой», «Маленький» и еще парочку. И конечно, все нецензурные слова. Куда же без них на площадке?  

- Если ты вырос в Швеции, то, скорее всего, должен был кататься на лыжах или стоять на коньках. Откуда вдруг взялся баскетбол?

- В детстве я пытался играть в хоккей, но это был полный провал. Ну и на лыжные прогулки всей семьей, мы разумеется, ходили. В Швеции просто невозможно иначе. Однако все шло к тому, что я буду играть в баскетбол. Мой отец – профессиональный баскетболист. Он приехал в Швецию, чтобы выступать за местный клуб, и познакомился с мамой. Когда у меня не получилось с хоккеем, отец быстро взял инициативу в свои руки и начал тренировать меня, а потом и моих младших братьев. 

- В Америке ты учился в «Дэвидсоне», в том же колледже, что и Стефан Карри. Он, должно быть, был просто богом для остальных студентов.

- Это точно! Он ушел из колледжа после третьего года обучения, потому что получил контракт в НБА и не остался на четвертом курсе. А через два года в «Дэвидсон» поступил я. В общем, в одной команде мы не пересеклись, но когда в НБА был локаут, Стеф вернулся в колледж, тренировался, восстанавливался, даже ходил на занятия, которые пропустил. Он свободно общался и с нами, и с тренерами. Вообще он очень простой парень – запомнил имена всех игроков в команде и уж точно не вел себя как звезда. Знаешь эту его программу тренировок по ведению и дриблингу? Он показывал ее и частенько занимался с нами. Я теперь постоянно ее использую. Она абсолютно доступна, любой может найти ее на YouTube. 


- Ну а твой кумир в баскетболе, кто?

- Пока рос, это был Пол Пирс. Мы же из Массачусетса, и вся семья по-сумасшедшему болеет за «Бостон Селтикс». Во времена моего детства Пол Пирс был лучшим в «Бостоне». Старался копировать все его движения. 

- Твои братья тоже баскетболисты?

- Да, средний Дейв учится на первом курсе «Дэвидсона». В прошлом году он уже играл в чемпионате Швеции и несколько лет выступает в юношеских сборных. Младший Эдди бегает во второй шведской лиге и готовится к поступлению в американский колледж. Надеюсь, тоже поступит в «Дэвидсон», чтобы среднему не было одиноко. 

- Если выйдешь один на один с кем-то из братьев, кто кого обыграет?

- Да они уже догоняют меня! Когда выходим втроем потренироваться на площадку, постоянно ловлю себя на мысли, как они выросли и прибавили в мастерстве. Но я сказал обоим, до тех пор пока мне не исполнится 35 лет, даже не надейтесь меня обыграть!

- Ты самый результативный игрок сборной Швеции, чувствуешь себя звездой в своей стране?

- Последние годы в сборной складываются очень удачно, но, честно признаться, думать об этом не хочется, как минимум, потому, что этим летом мы вылетели из квалификации Кубка мира-2019, и это было очень обидно. Сейчас мы пытаемся реабилитироваться в пре-квалификации к Евробаскету-2021, надеюсь, здесь дела пойдут лучше. В феврале пропустил матчи из-за травмы плеча. Звезда? Баскетбол в Швеции не настолько популярен, как тот же хоккей, поэтому нет, никакая я не звезда. 


- Сейчас ты в «Нижнем Новгороде». Как принял решение о переходе?

- Для меня это определенно шаг вперед в карьере. Я своими глазами видел, как «Нижний» прогрессировал по ходу прошлого сезона, и мне захотелось стать его частью. Были предложения от клубов из других стран, но я решил остаться в Лиге ВТБ. Ни для кого не секрет, что это один из лучших чемпионатов в Европе. Дойти в нем до плей-офф – огромное достижение, а сделать это с «Нижним» вдвойне приятно. 

- Как тебе здесь? 

- Мне нравится город, нравится в самом клубе, я имею в виду и команду, и всех сотрудников, которые здесь работают. Особенно рад поработать с таким тренером, как Зоран. Многие наставники пытаются выглядеть строгими. Зоран другой, он и правда требует! А ты должен четко выполнять его задания, если хочешь продвинуться вперед и помочь команде. Так и работаем. Я полностью ему доверяю и очень уважаю этого человека. 

В раздевалке у нас нет аутсайдеров, каждый знает, что может принести пользу.

Со всеми парнями отлично лажу. На выездах живу в одной комнате с Антоном Астапковичем, он очень веселый парень. Владо здорово помогает, да и остальные поддерживают. Осталось только вернуться на паркет.  

БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ