Зоран Лукич: «Баскетбол и небо — две мои главные страсти»
Зоран Лукич: «Баскетбол и небо — две мои главные страсти»

Главный тренер «Нижнего Новгорода» Зоран Лукич настолько давно в российском баскетболе, что уже полностью погрузился в местную культуру и традиции. Об этом он рассказал в интервью VTBRussia.ru, а заодно поведал об особенностях подготовки молодежи в разных странах, взаимопроникновении школ, работе в юниорской сборной Сербии и любимых городах Единой Лиги ВТБ.

— Помните свои первые впечатления от России?  

— Когда я приехал в Россию впервые, Сергей Панов, с которым мы тогда уже были хорошо знакомы, предложил мне тренерскую работу в баскетбольной школе ЦСКА. Всегда считал: если есть шанс поработать в другой стране, в другой культуре, нужно принимать это предложение. Помню, сперва был шокирован Москвой. Огромный город, все светится, большое количество людей на улицах, пробки… Я не был готов к этому. Но, так как приехал я с целью заниматься работой, которую люблю, мне было легче привыкнуть к новым обстоятельствам. К тому же первое время я практически жил в спортивном зале — составлял планы тренировок, потом сам же их проводил. Сергей (Панов) сказал: «Учи русский, это легче, чем учить всю команду английскому». И я начал заниматься. Сначала выучил «баскетбольный» русский, потом взялся за повседневный. Спустя примерно полгода провел первую тренировку на русском языке. Помню, как вчера: все стоят, смотрят на меня и улыбаются. Спросил: «Не понимаете?» Все хором сказали: «Нет». Но мне не стыдно ошибаться — на самом деле я очень благодарен, когда меня поправляют, если в разговоре я допускаю ошибки. 

— А какие слова на русском были самыми сложными?

— Сложными… Было много слов, которые я сперва не до конца понимал. Например, баскетбольные термины «пробежка» и «передача», которые на сербском звучат совсем по-другому. Перед тем как что-либо сказать, мне нужно было хорошо подумать, чтобы не ошибиться.

— Какая разница в баскетбольной подготовке российских и сербских детей?

— Она невелика, в принципе. Когда я переехал в Россию, ожидал, что тут больше детей занимается баскетболом. Только потом понял, что главный вид спорта здесь хоккей. Это совершенно логично, если посмотреть на российский климат. Например, в Нижнем Новгороде очень мало баскетбольных площадок на улице, тогда как в Белграде на каждой есть минимум одна. 


— Знакомство со страной предполагает изучение ее национальной кухни. Какое ваше любимое русское блюдо?

— Моим первым и любимым русским блюдом до сих пор остается борщ. Был в восторге, когда его попробовал. Даже и не знал, что суп может быть таким. 

— Какие еще русские традиции вас удивили?

— Это, конечно, не традиция, но… Было удивительно, что почти в каждом российском городе есть свой кремль. В Нижнем Новгороде, в Москве, в Казани. Я сразу обратил внимание на то, что разные исторические эпохи нашли свое отражение в архитектуре и культуре России. Среди других ярких впечатлений не могу не упомянуть русские поезда. Их даже нельзя сравнить с сербскими. Просто небо и земля.

Немного странно, что в Нижнем не готовят в ресторанах свежую рыбу. Могу сравнить с Белградом, который тоже расположен на двух реках: в ресторанах, которые находятся на набережной в районе Земуна, ловят рыбу прямо с берега, приносят в ресторан и готовят.

Люблю русскую баню. До переезда в Россию даже не знал, что это такое. Когда появляется свободное время, поход в баню превращается в небольшой ритуал. Не могу не упомянуть про крещенское купание в проруби. Я неверующий человек и окунаюсь в прорубь не по религиозным соображениям, а скорее для закалки духа и характера.

— Если бы у вас был шанс перенести одну вещь из Сербии в Россию и наоборот, то что бы это было?

— Очень интересный вопрос. Пускай это будет снег. Уже не могу без него зимой. Люди в Сербии давно не видели настоящей зимы, особенно дети. Глобальное потепление, изменение климата — это все не шутки. Когда жил в Сербии, слышал про русскую зиму, слышал, что будет холодно, но, когда первый раз ее ощутил сам… к такому я не был готов. Только спустя несколько зим удалось полностью привыкнуть к такой погоде.

А из Сербии в Россию… наверное, природу. Может быть, я пока просто не знаком детально с российским разнообразием. В Сербии сейчас развивается тренд антиурбанизации, когда люди уезжают из столицы в небольшие города ради контакта с природой и внегородским образом жизни.

— Что вы как тренер думаете о лимите на иностранных игроков в Лиге ВТБ?

— Лимит имеет как плюсы, так и минусы. Все зависит от целей, которые поставлены перед клубом спонсорами. У нашей команды есть цель, можно даже сказать философия, — развитие молодых российских игроков. Поэтому мы не зависим от лимита. В нашей команде всего лишь три иностранца. На ведущих позициях — россияне. Горжусь этим фактом. Играть в такой сильной лиге с «домашними» игроками… не каждая команда может похвастаться этим. Но я могу понять другие клубы. Некоторые спонсоры требуют от команд побед, а не развития игроков. Очень благодарен своему клубу, который полностью меня поддерживает в выбранной философии.


— Есть ли разница между американскими и европейскими игроками?

— Конечно! В первую очередь — об этом даже нет смысла говорить — разница в физической подготовке. Понятно, что игроки, которые приезжают из Северной Америки, намного сильнее физически. Также существует большая разница в системе подготовки молодежи, в понимании баскетбола. Но мне легче работать с игроками европейского происхождения. Понятно, есть и такие американцы, которые адаптировались под европейский баскетбол… Вообще, я не люблю смотреть американский баскетбол. Мне не нравится их система, их стиль игры. Это уже даже не шоу-тайм, это просто цирк. Если бы я хотел посмотреть на цирк, я бы сходил на братьев Запашных.

— Как вы выбираете игроков для своей команды?

— Самое главное — какой человек передо мной. Потому что я работаю с людьми, а не с роботами. Какой характер у игрока, надежный ли он — и только потом я смотрю на его баскетбольные умения. Отталкиваюсь от того, что нужно команде в данный момент. Как я узнаю, какой у игрока характер? Долго и подробно разговариваю — и лично с игроком, и с тренерами, и со всеми людьми, которые могут что-то рассказать о нем. Конечно, можно проверять сколь угодно долго, но иногда все равно допускаешь ошибки. Не только в баскетболе, но и в других аспектах жизни.

— Ошибались ли вы когда-либо в игроке в хорошем смысле этого слова?

— Да, конечно. Это случается с каждым тренером. Одно из симпатичных мне определений баскетбола — «игра ошибок». Я не знаю, как работает мозг каждого из наших игроков. Поэтому случаются как позитивные, так и негативные ошибки. Но ошибки — это часть нашей жизни. 

— Есть ли разница между европейскими школами тренеров? Например, сербской, греческой и советской? 

— Конечно, есть. Скажем, югославская школа сильно повлияла на греческую. Много сербских тренеров во время гражданской войны в 90-е переехали работать в Грецию. Так они и помогли с развитием греческого баскетбола, их тренерской школы. У всех разный подход к игрокам, разная философия, свои маленькие приемы, хитрости и секреты. 

— Как вы стали тренером? Где вы начали свой тренерский путь?

— В подростковом возрасте сложно принять тот факт, что ты можешь не стать профессиональным баскетболистом. После того как я перестал тренироваться (спустя пару лет), понял, что не могу жить без баскетбола. Так и попал в тренеры. Первая команда, где я был помощником главного тренера, — «Беопетрол». Кстати, там начинал карьеру юный Владо Мицов (а также Коста Перович, бывший игрок «Енисея»). Уже тогда было видно, что у него есть способности к баскетболу, можно было назвать его талантливым мальчишкой. Но в таком возрасте невозможно предсказать, станет ли талант игроком высокого уровня, будет ли на ведущих ролях в командах Евролиги (Владо играл за ЦСКА, сейчас — в миланской «Олимпии». — Прим. ред.), сыграет ли за сборную. Никто не может такое предсказать. Станет ли ребенок профессиональным спортсменом — это зависит от множества факторов. Семья, воспитание, школа, друзья, решения, которые он будет принимать на своем пути. Все это может повлиять. 

— Прошлым летом вы стали тренером юниорской сборной Сербии. Готовы ли к такому испытанию? Как планируете совмещать работу в клубе и в сборной?

— К сожалению, летом из-за ситуации с пандемией все турниры были отменены, поэтому мне еще не удалось потренировать молодых игроков. Надеюсь, летом 2021-го удастся сыграть на чемпионате мира до 19 лет, который должен пройти в Софии. Конечно, сложно совмещать работу во время сезона «Нижнего Новгорода», а летом вместо отпуска ехать тренировать сборную. Но я люблю свою работу, поэтому, думаю, будет интересный опыт. Надеюсь, смогу найти пару дней выходных, чтобы съездить куда-нибудь к реке. Откровенно говоря, я лучше проведу пару дней рядом с рекой, чем на море.

Очень благодарен тренерскому штабу сборной, который облегчает мою работу. Они следят за всеми игроками, которые находятся в расширенном списке. Он, список этот, уже составлен, но он все время меняется. Если молодой игрок — звезда на молодежном уровне, еще не значит, что он станет звездой и на профессиональном уровне. Например, если посмотреть на чемпионат Европы до 18 лет, то главными звездами сборной Сербии в 2018 году были Филип Петрушев и Марко Пецарски. На том турнире у Пецарского статистика была даже немного лучше, чем у Петрушева... Но если посмотреть на них сейчас, то Петрушев считается одним из главных молодых талантов Европы, имеет великолепную статистику в «Меге», а у Пецарского пока не так все хорошо. На самом деле переход из молодежного баскетбола во взрослый — тяжелейший шаг в карьере. Как на психологическом уровне, так и на физическом. Даже если всего один игрок из поколения стал профессионалом — этот год можно считать успешным. 

— Как молодому спортсмену создать План Б?

— У каждого должен быть План Б. Во-первых, никогда не знаешь, проведешь ли ты всю карьеру без травм. Даже если вам сильно повезет, вы все равно не будете играть всю жизнь. Считаю, каждый спортсмен должен быть образован. Ведь образование не только делает тебя умнее, но и лучше как человека. Так и говорю своим детям. Не сказал бы, что карьера тренера была моим Планом Б — я также закончил школу авиации в Белграде. Даже сдал экзамены, мог стать пилотом, но тогда начались балканские войны… и стать пилотом не получилось. Могу сказать, что баскетбол и небо — две мои главные страсти. 


— Поменялось ли в баскетболе что-то из-за коронавируса? Например, стало ли легче играть в гостях и тяжелее дома?

— Для меня нет большой разницы. Уверен, что для некоторых команд из Греции, Турции и Сербии стало проблемой играть без публики. В этих странах болельщики — «шестой» игрок. Для меня — как для тренера это дополнительная мотивация — играть против команд с активными болельщиками.

— Как справляться с поражениями?

— Как и любой другой человек из мира спорта — я ненавижу проигрывать. Но я с этим сталкиваюсь. Важно использовать поражения в свою пользу. Анализировать ошибки, понимать, что пошло не так. Важно, чтобы игроки тоже это понимали. 

— Ваши любимые города в Единой Лиге ВТБ?

— У меня несколько любимых городов среди тех, по которым мы путешествуем в рамках Единой Лиги ВТБ. Счастлив, что у меня есть возможность увидеть города России, и не только ее. Начну, пожалуй, с Минска. Очень красивый город. Также Нур-Султан. Обожаю там играть. Из российских городов назову Красноярск. Все жалуются, что туда далеко добираться, но это неважно: чувствую — где-то в глубине души, — это мой город. Все говорят, там очень холодно, но меня это тоже не беспокоит. Конечно, нельзя не упомянуть столицу. Москва — великолепный город, в котором мне выпал шанс поработать. Будет очевидно, если скажу, что мне нравится Санкт-Петербург — культурная столица России. К моему огорчению, единственное, что я видел в Питере, были белые ночи. Еще катался на лодке по Неве. Так бывает в жизни спортсменов: мы приезжаем в город, спим, играем на следующий день — и улетаем. Глупо сравнивать Питер и Москву с остальными городами, потому что они как будто с другой планеты. Поэтому и сказал, что мой любимый город — Красноярск. 

— Любимый противник? Может, команда, тренер?

— Есть несколько тренеров, против которых я люблю играть. Последние несколько лет это Димитрис Прифтис, например. Мое субъективное мнение: в данный момент он лучший тренер Лиги ВТБ. Игры против его команды всегда интересны. Этот тренер обладает хорошими человеческими качествами. Вижу, как он ведет за собой команду во время игр. 
 
— Каждый ли, кто разбирается в баскетболе, может стать тренером? Какими качествами надо обладать для этого?

— Считаю, что не каждый. Одних только баскетбольных знаний недостаточно. Работа тренера заключается не в том, чтобы сказать игроку: «Бросай мяч в кольцо, так мы выиграем». Профессионалы и без того знают, как играть в баскетбол. Задача тренера — построить коллектив так, чтобы не только игроки продуктивно взаимодействовали между собой, но и весь клуб. Это относится и к помощникам, и к докторам, и к массажистам, даже к офису клуба. Тренер должен быть психологом. К игроку надо уметь найти индивидуальный подход. И этому надо учиться.

Надеюсь, что буду чему-то учиться до конца жизни. Если вы хотите быть хорошим специалистом в любой профессии, не только в тренерской, вы должны ежедневно работать над собой. Даже когда буду проводить свою последнюю тренировку — в этот день я тоже хочу научиться чему-то новому. Всегда надо двигаться вперед.

ИСТОЧНИК

БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ